Presha и Sam KDC: исследователи серой зоны драм-н-бейса
Интервью 90 1

Presha и Sam KDC: исследователи серой зоны драм-н-бейса

10 ноября в московский клуб Aglomerat приезжают изобретатели термина grey area в драм-н-бейсе Presha и Sam KDC. Перед их московским выступлением Mixmag Russia задал им несколько вопросов.

Драм-н-бейс на пике своей популярности считался самым футуристическим и новаторским из всех жанров электронной музыки. После спада интереса к нему жанр впал в застой, из которого, по мнению огромного количества слушателей, он не может выйти и по сей день. Однако, есть люди, которые доказывают, что это не так. Они продолжают не только двигать драм-н-бейс вперед, но и занимаются его видоизменениями, на основе которых рождается музыка будущего.

Одними из таких людей являются создатель лейблов Samurai Music и Horo Джофф «Presha» Райт и продюсер Сэмуэль Вуд, известный как Sam KDC. Именно они ответственны за появление термина «grey area», взбудоражевшего умы пытливых любителей электронной музыки.

Начнем с самого популярного, но в тоже время по-прежнему интересующего многих вопроса: что такое «grey area»?

Джофф: Если совсем коротко — это полиритмическая техника, направленная на смешивание двух принципиально разных музыкальных темпов.

И кого можно назвать родоначальником жанра?

Джофф: Я бы не называл это жанром, как я уже сказал — это некий стиль, техника. Что же касается отцов-основателей, то это совместное детище ASC и Sam KDC.

В чем, по-твоему, ценность «grey area» для современной электронной сцены?

Джофф: Честно говоря, мы никогда не задумывались над ценностью или новаторством нашего подхода. У нас была достаточно простая задача — создать инструмент, чтобы легко сводить между собой два наших самых любимых темпа: 128 и 170 ударов в минуту. Никаких претензий на революционность.

И тут сразу же хочется расставить все точки над «i»: в последнее время мы часто видим, что люди характеризуют grey area как смесь драм-н-бейса и техно, но это в корне неверно.

Да мы создавали на тот момент музыку в характерном для драм-н-бейса темпе 170 ударов в минуту, но ритмически и композиционно мы постепенно становились намного ближе к техно-звучанию. Именно поэтому у нас возникла необходимость наладить связь между двумя эстетиками.

К сожалению, многие слушатели — и часто журналисты — не могут осознать, что музыка в 170/85 BPM совсем не обязательно должна быть драм-н-бейсом. Повторюсь, что со своей стороны мы никогда не пытались позиционировать «серую зону» как гибрид драм-н-бейса и техно.

Я воспринимаю «серую зону» своего рода как эмбиент в мире ритмичной электроники. Музыка здесь не забирает внимание на себя полностью, а скорее создает среду и пространство, которое слушатель дополняет своими эмоциями и переживаниями. Справедливо ли такое отношение?

Джофф: Для нас все же общим знаменателем является именно техно. Да возможно определенные эмбиент-треки близки по духу, но первооснова — это все-таки техно. С характерными жесткими ритмическими решениями, которые очень хорошо работают на танцполе, если на нем установлена достойная аудиосистема, разумеется.

Многие знают Samurai Music именно как драм-н-бейс лейбл. Какая реакция была у посетителей вечеринок, когда ломанные ритмы на 170/85 BPM стали разбавляться техно и звучанием, находящимся на периферии? Не читалось ли в их глазах предательство с вашей стороны?

Джофф: Сама «серая зона» идеологически ближе к звучанию лейбла Horo, и в свою очередь импринт Grey Area возник именно как коллаборация между Horo и Auxillary (прим. лейблом ASC). Впервые мы начали играть сеты grey area именно на вечеринке Horo и реакция публики была потрясающей.

С каждым следующим выступлением все становилось только лучше. Некоторые время назад ASC приезжал в Европу, и мы организовали вечер, посвященный исключительно Grey Area. Все прошло просто идеально.

Что же касается предательства, то для меня лично подобную позицию тяжело понять. Мы никогда и никому не обещали, что всю жизнь будем заниматься одним и тем же.

Расскажи, как вы познакомились с Sam KDC и в какой момент поняли, что будете работать вместе.

Джофф: AIM Instant Messenger, он собрал нас вместе. Я начал общаться с ASC как раз таки, когда он создавал те треки, которые в итоге определили его звучание, незадолго до бума популярности лейбла Autonomic. Я договорился издать несколько его композиций, но в итоге их у меня отжали ребята с Non Plus. (смеется) В свою очередь ASC познакомил меня с Сэмом и понеслось.

Сэм, расскажи о своих недавно вышедших на Horo релизах: коллаборации с Lemna «Ourea I» и твоем сольном EP «Feardom».

Sam: C точки зрения общей тематики и звука «Feardom» является логическим продолжением материала, который впервые был издан в рамках пластинки «The Order & The Entity» и получил свое дальнейшее развитие в релизах «Psychic Dirt» и «Law of Trapezoid». Что же касается «Ourea I», это наш первый совместный релиз с Lemna, но далеко не последний — вторая часть уже в работе.

В чем состоит для тебя принципиальное отличие в работе над сольными и совместными композициями?

Sam: Сольная работа может быть чем угодно — просто «звуковой суходрочкой» и настоящим катарсисом. В работе с другими музыкантами ситуация иная: хотя взаимная дрочка штука неплохая, настоящий катарсис крайне редок, так как для него необходим некий общий опыт, что-то пережитое. Поэтому коллаборации в моем случае всегда стремятся к чему-то более объективному и концептуальному. Все идеи обычно высказываются открыто и оговариваются до начала совместной работы.

Судя по дискографии, тебя можно назвать артистом лейбла Auxiliary. Расскажи об отношениях с Джеймсом (прим. ASC). Что происходит с вашими совместными проектами Saturne и Imagination Network, и работаете ли вы сейчас над чем-нибудь новым?

Sam: Мы с Джеймсом дружим вот уже 7 лет, и где-то половину из этого времени работаем вместе. Так случилось, что я достаточно долгое время был поклонником его музыки и однажды наконец-то собрался с духом и послал ему несколько своих треков. Оказалось, что он уже был на той же «волне», и у нас мгновенно завязалась дружба. Мы только что выпустили первую полноценную EP как Saturne называющуюся «Trace Elements». Что же касается Imagination Network, то с этим проектом мы ничего не планируем делать. Хотя никогда не говори «никогда».

Не так давно Horo отделился и стал полноценным лейблом. С чем был связан этот шаг и какие планы по развитию лейбла у тебя есть?

Джофф: Сейчас мы имеем следующее: Samurai — это драм-н-бейс, а также музыка с темпом 170 ударов в минуту и близким к нему. Horo — эмбиент, техно и разномастные музыкальные эксперименты. Нас очень расстраивало, когда люди слушали пластинки, изданные на Horo, и затем заявляли, что это драм-н-бейс только из-за того, что видели название лейбла Samurai на обложке. И мы поняли, что для того, чтобы музыка этого лейбла воспринималась как что-то самодостаточное, его необходимо обособить. Horo постоянно меняется. Я более чем уверен, что в следующем году лейбл ждут очередные музыкальные метаморфозы. Честно говоря, я даже сам не знаю, что ожидать от Horo в будущем, все зависит от того, что я найду в папке «Входящие» своей электронной почты.

В этом году Horo пополнился аж тремя новыми именами — SNTS, Grebenstein и Lemna. При этом на Soundcloud-страницах Samurai Music и Horo указано, что вы не принимаете демо. Как в таком случае происходит отбор новых артистов? И есть ли шанс у совсем молодых и неизвестных продюсеров попасть к вам на лейбл?

Джофф: Я и мои близкие друзья постоянно слушаем новую музыку. Просто это не та музыка, которую нам пытаются навязать другие люди. Если вдруг я слышу что-то, что на мой взгляд имеет потенциал или вызывает какой-то эмоциональный отклик, я связываюсь музыкантами. И если мы ладим, то затем начинается совместная работа. Мне нравится, когда музыка находится как бы сама собой, как это было например с проектом Lemna (прим. Майко Окимото). К слову, к факту появления этого проекта на лейбле приложил руку именно Сэм, который первым услышал музыку Майко на Soundcloud.

Как сильно на тебя повлиял переезд в Берлин из Новой Зеландии?

Джофф: Ох, я мог бы написать целую книгу на эту тему! Но если коротко: главное он позволил познакомиться с новыми людьми, а также закрепил уже существовавшие отношения, потому что у меня впервые появилась возможность встретиться со многими знакомыми лицом к лицу. Новая Зеландия достаточно изолированная страна и непосредственно общение происходит с узким кругом людей, коммуникации же с Европой — только онлайн, что формирует определенное представления о людях, сцене и т. д. Мой музыкальный вкус также претерпел быструю и значительную трансформацию, так как мне удалось с головой погрузиться в локальную сцену, а не просто оценивать ее с расстояния.

Сэм, я был удивлен, когда узнал, что сейчас ты живешь в Малаге (прим. Испания). Ума не приложу как тебе удается писать такие «темные» композиции, находясь на солнечном испанском побережье. В чем секрет?

Sam: На самом деле я живу даже не в самом городе, а маленькой деревушке в горах, примерно в часе езды от самой Малаги. Безусловно смена окружения очень повлияла на мое творчество. Переезд позволил мне жить обособленно, освободиться от разного рода социальных и трудовых обязательств. Я сосредоточится на самой музыке, не размениваясь по мелочам. Что же касается атмосферы моих композиций, то я предпочитаю думать, что моя музыка и звучание рождаются внутри меня, а не как результат внешних воздействий. В свою очередь жизнь в сравнительной изоляции дала мне возможность больше копаться внутри себя.

Чем ты занимаешься помимо музыки?

Sam: У меня тонна увлечений, но обычно я делюсь ими только с близкими людьми. Я много читаю. В любой момент времени у меня, как минимум, 2 книги с собой. Дома у меня две собаки, и нас окружает восхитительная природа, так что я стараюсь много гулять. В свой первый год в Испании я также был волонтером в приюте для животных. Очень надеюсь вернутся к этому, когда время будет подходящее.

В августе на Berlin Atonal была презентация двух проектов Horo — Pact Infernal и Lemna. Расскажите, как все прошло, и какие у вас впечатления?

Джофф: Событие было потрясающим и оба выступления прошли на «отлично». Реакция были даже лучше, чем мы ожидали, особенно на музыку Lemna.

Sam: Невероятное событие. Мне очень трудно быть объективным, но я должен сказать, что атмосфера во время выступления Lemna была непохожа ни на что, что я видел в своей жизни. Последние 20 минут ее сета были просто безумными. Было несколько моментов, когда её музыка просто тонула в воплях зрителей. И когда выступление закончилось, я увидел что некоторые люди были в слезах и обнимали друг друга. Просто нереально!

Вокруг тебя и твоих лейблов сложился пул артистов, которые выпускают релизы и даже играют живьем, но при этом до сих пор остаются анонимными. Прежде всего я говорю про такие проекты как DiNT, Pact Infernal, SNTS, Separation Anxiety, лейбл Altar и проект Nastika, а также все релизы Grey Area. К чему весь этот мистицизм? Нет ли в этом элемента сознательного промо, ведь неизвестность притягивает.

Джофф: Скорее наоборот, задача всех этих артистов переключить внимание с персоны, имиджа и контекста обратно на саму музыку. Так что это скорее даже анти-промоушн. Но он работает. Современное общество построено на мгновенном удовлетворении людских потребностей. Когда проект анонимен, это лишает слушателя возможности получить информацию о проекте в полном объеме. Их потребность не удовлетворяется. В свою очередь это ставит многих людей в тупик и иногда даже раздражает. Например, есть один парень, который постоянно требует сообщить ему, кто скрывается под именем Pact Infernal. Как будто это какое-то его неотъемлемое право.

Тогда расскажи, насколько это возможно, о проекте DiNT?

Джофф: Это шобла дьяволопоклонников, жгущих перевернутые кресты.

В твоем творчестве часто встречаются элементы ритуальной музыки и оккультной эстетики. С чем это связано?

Sam: Это очень сложный вопрос, на который в двух словах мне не ответить. Оккультная эстетика — это вообще популярная штука, особенно для электронной музыки и техно-сцены. И для меня это очень естественная тенденция. Я верю, что табуированные и «темные» темы притягивают людей, часто даже вопреки их собственному желанию. Многие боятся этого притяжения и живут с этим страхом. Для тех же, кто их принимает есть два пути: одни полностью погружаются в этот мир, другие же просто заигрывают с эстетикой и идеями, интегрируют их в свое творчество, часто, чтобы добавить толику глубины или брутальности. Не могу сказать, что какой-то из данных подходов заведомо неверен. Все крайне субъективно.

Джофф, я знаю, что ты вышел из «металлической» тусовки. Расскажи, как ты пришел в электронную музыку, и сохранил ли ты любовь к панку и металу до сегодняшних дней.

Джофф: Я с малых лет интересовался электронной музыкой. Я достаточно рано начал работать в музыкальных магазинах, где познакомился с ранним хип-хопом. При этом в самом начале 90-х я крутил в рок и метал в клубах в Англии и играл в группе.

Поворотным моментом для меня стало возвращение домой в Новую Зеландию. У меня появилось желание развиваться как диджей, научится правильно сводить, что подстегнуло мой интерес к электронной музыке. Для многих моих друзей-металлистов это было сродни предательству. Некоторые мне так этого и не простили.

Одним из моих последних концертов с группой стал разогрев Metallica, во время их тура «And a justice for all». Так что я ушел высоко поднятой головой. (смеется) Вообще я люблю различную музыку и по-прежнему регулярно покупаю и панк и метал записи и хожу на концерты.

Расскажите о своей любимой музыке.

Джофф: Самые любимые — Майлз Дэвис, Black Sabbath, Патти Смит, The Birthday Party & Samhain. Из нынешних — Electric Wizard, Trepaneringsritualen, Fret, Laraaji и все те, кто подписаны на Samurai Music Group.

Sam: Sonic Youth, The Butthole Surfers, Фрэнк Заппа, Nirvana — это все кумиры детства, которых я слушаю и сейчас.

В последнее время я больше слушаю группы и исполнителей, не имеющих отношения к электронной музыке. Прослушиваю много различных альбомов из 80-х и 90-х, которые я в свое время упустил. Если же выбрать одного музыканта, который меня вдохновляет больше всего, то это безусловно Lemna. И это вдохновение не ограничивается одной лишь музыкой.

Что из русской музыки знаете?

Джофф: BOP, Abstract Elements, Нина Кравиц. Ну и, разумеется, Torn — мой безусловный российский фаворит.

Какую роль играет визуальная составляющая в оформлении материалов и вечеринок твоих лейблов?

Джофф: Мы тесно сотрудничаем с Райаном Кинливаном (RQ product), который является нашим дизайнером вот уже 10 лет, чтобы получить дизайн, который наилучшим образом отражает суть того или иного релиза. Что же касается подходящей визуальной составляющей для живых выступлений, то нам только предстоит ее найти. Если есть предложения, то мы готовы их выслушать.

По каким критериям вы отбираете музыку для своих сетов? Какой процент в сетах занимают еще не вышедшие в свет вещи?

Sam: У меня нет какой-то конкретной формулы. Все зависит от того, с кем я играю, что за площадка и сколько у меня неизданных треков на момент выступления. Бывают концерты, где у всех участников вагон нового материала, и ты сам можешь отыграть два часа, состоящих из исключительно из неизданного треков. Бывает и обратная ситуация, когда у тебя есть только одна или две неизданных композиции, которые хочется поставить. Я всегда стараюсь составлять сеты, чтобы уравновесить новую музыку и хорошо знакомый материал. Потому что именно такой подход импонирует мне самому как слушателю.

Судя по заказам и обратной связи, как ты оцениваешь интерес слушателей из России к Samurai Music и Horo?

Джофф: Интерес, безусловно, есть. Но я думаю, что он был бы еще больше, будь «Почта России» хоть немного более надежной.

Чего нам ждать в будущем?

Джофф: Много музыки, хорошей и разной. В основном на виниле!

А что вы ожидаете от концерта в Москве?

Джофф: Честно говоря, я даже не знаю, чего ожидать. Но я очень надеюсь встретить новых интересных людей и сыграть музыку, которая понравится местной публике.

Sam: Ничего. Но очень надеюсь на что-то вне «нормы».

Источник

1 отзыв

  • Tot Понедельник, Ноябрь 27th, 2017

    Парни узнали что есть такой стиль как техно)

    Tot ratings for this post: Tot оценил запись на 5Tot оценил запись на 5Tot оценил запись на 5Tot оценил запись на 5Tot оценил запись на 5
    Ответить
  • Ответить